21:16 

Сны Довакина_update

Rilar
Фейспалм на фейспалме
Раз пошла такая пьянка, то решила вынести на всеобщее обозрение и второй (снова не законченный) фик. И да, он снова публиковался на фикбуке.

Название: Сны Довакина
Автор: Rilar
Бета: Rahgolmoro; TheFallenAngel не подхвате
Категория: "The Elder Scrolls V: Skyrim"
Рейтинг: G
Персонажи: Довакин и плоды его ночного воображения
Жанры: Джен, Юмор, Стёб, Экшн
Аннотация: Что может сниться Довакину, прославленному истребителю драконов? Он и сам не знает, но, зачастую, эти сны контролировать очень сложно. Маленькие зарисовки.
От автора: Писалось ради гы-гы, однако все вышло из-под контроля и решило стать не таким наркоманским.
Статус: В работе

Сон первый. Лирический

Во избежание различных недоразумений, уточню прямо здесь. Каждая история разделена на две части - первая непосредственно сон, а вторая утро после него.


Уютный уголок, рядом дикий и незатронутый людьми небольшой хвойный лес. Маленький домик на вершине зеленого, поросшего травами холма. Все так и дышит восторгом. По склону бежит маленькая девчушка лет пяти, платьице развевается на ветру, длинные волосы, заплетенные в две косы, отливают золотом под лучами солнца.
- Папа! Папа! - Веселится, хохочет!
За ней бежит мужчина средних лет, в простой одежде земледельца, а на голове рогатый шлем. В руках же он держит сачок. Да-да, сачок для бабочек.
- Папа! Поймай мне еще бабочку! - маленькая девочка подбегает к мужчине. Он же подхватывает ее на руки и начинает кружить.
- Хорошо, милая. Подожди, папа сейчас вернется.
Он хватает отброшенный было сачок и бежит вниз, к бурной речке, музыкально журчащей в низине. Это излюбленное место для водопоя у диких животных. Вот и сейчас на противоположном берегу мирно стоял огромный олень с поразительно добрыми глазами. Улыбнувшись этому лесному созданию, Довакин стал высматривать свою жертву. Вот она — большущая бабочка с небесного цвета крыльями.
- Она такая милая! - Восторженно воскликнул он. - Дочери точно понравится!
Издав боевой клич, Довакин почти ринулся на нее, высоко занеся над головой сачок.
- У бабочек тоже есть души, Довакин? - донесся откуда-то сбоку голос.
Воинственный клич плавно перешел в тонкий визг. Сачок медленно выпал из ослабевших рук. Мужчина так и остался на месте, боясь пошевелиться.
- А ты кто? - выдал драконоборец первое, что пришло на ум.
- Ты еще спрашиваешь? - фыркнул голос, на этот раз ближе, отчего у Довакина по телу поползли мурашки и он боязливо сглотнул. - Олень я! Повернись, не бойся.
Мужчина развернулся, судорожно вспоминая слова ту'ума. Это действительно был олень, причем именно тот, что недавно пил воду из реки.
- Смотри как я умею! - Воскликнул олень, перекувыркнулся через голову и исчез, оставив после себя рога, увязнувшие в землю.
Довакин открыл от удивления рот. Этот олень уникален, обливион его подери! И рога такие гладкие... отличный гребень для дочери выйдет. Взвалив рога на плечо, Довакин оглянулся в поисках сачка и бабочки. Ни того, ни другого не обнаружилось.
- Тан! - опять раздался голос, в это раз женский. - Тааан!
Но Довакин не хотел оставлять дочь без подарка.


***

- Тан! - Лидия усердно трясла Довакина за плечо, стараясь разбудить его. - Тааан!
Но тот никак не реагировал на ее попытки. Тогда Лидия решилась на крайние меры.
- Мой тан! Дракооон!
- Шо? Хде? - Безумно вращая глазами, вопросил Довакин, мгновенно спрыгнув с кровати, схватив стоящий в изголовье меч и приняв боевую стойку. - Эээ... А где дракон? - Задал он гениальный вопрос. - Лидия?

Сон второй. Мстительный

Романтичная ночь в тронном зале Драконьего предела. Никого вокруг, тишина и покой. Лишь Лидия и ее тан, который снова в рогатом шлеме. Парочка так увлечена друг другом, что кажется, будто бы они срослись. Довакин повалил хускарла на главный обеденный стол, стал покрывать поцелуями ее шею. Тронный зал оглашали еле слышимые стоны.
Вдруг стол пошатнулся. Довакин поднял взгляд и увидел оленя, стоящего на столе. Олень медленно опустил голову вниз, подхватил мягкими губами какую-то белую тряпочку и стал ее жевать. При этом его морда не выражала ровным счетом никаких эмоций. Это чрезвычайно удивило Довакина.
- Вот скажи мне: рогатый шлем добавляет мужской силы или же отражает внутреннюю суть владельца? – философски пожевывая тряпочку, произнес олень.
Довакин недоумевающе поднял бровь.
- Мой тан, почему ты остановился? – обиженно спросила Лидия.
- А ты разве его не видишь? - ошарашенно ответил Довакин.
- Кого "его"?
- Оленя! Вот он стоит, прям над тобой! - мужчина отшатнулся, чтобы дать возможность девушке посмотреть.
Лидия обернулась. Никого не увидев, она схватила свою одежду и начала поспешно одеваться.
- Наверное, это была ошибка. Мне нужно идти. Ульфрик Буревестник звал меня на ужин.
- Упс. Кажется, я вам помешал, - задумчиво протянул олень. - Мне тоже стоит уйти.
С этими словами, он соскочил со стола, цокот копыт эхом отдался от каменных стен. Громко откашлявшись, олень начал отбивать до боли знакомый Довакину ритм, параллельно напевая что-то себе под нос. Мгновенно взяв с места разбег, животное рванулось в галоп, горланя на весь зал "Довакин, Довакин, наль ок зин лос варин, уа деин вокуль мафаерак аст валь!", с разбегу врезавшись в массивные двери, которые не выдержали такого напора и вылетели вслед за оленем на улицу. "Арк фин норок паль гран фод нуст хон зиндро зан, Довакин, фа хин коган му драль!", доносилось с улицы.
Терпение Довакина подошло к концу. Как есть, в одном исподнем, он выбежал вслед за этой рогатой бестией, зажигая в ладони файербол.
- Стой, обливион тебя раздери! Я тебе сейчас покажу! - огненный шар сорвался с его ладони, пролетев мимо оленя и врезавшись в чей-то дом, который тотчас занялся пламенем.
"Хузра ну, куль до од, уа ан бок лингра вод, Арк фин тей, бозик фун, до фин геин!", - продолжало греметь впереди.
- Не уйдешь! - Довакин гнался за животным, выкрикивая то замысловатые проклятия, то посылая огненные шары. Олень же ловко уворачивался от второго, не обращая внимания на первое и продолжая доводить Довакина до белого каления своим издевательским пением.
Вдруг он резко остановился, Драконорожденный же, набравший приличную скорость, не успел затормозить и проехался босыми ногами по брусчатке улицы.
- Смотри, как я у... - начал было олень, но в этот момент его настиг огненный шар Довакина, охватив языками пламени серую шкуру. - ...мею, - широко раскрыв от страха глаза, олень с большой поспешностью кувыркнулся, успев застать торжествующий вопль Довакина.
-Что, съел? Ха! Будешь знать, как мне мешать!
Мужчина пнул оставшиеся от оленя почерневшие рога. Жаль, Лидия ушла...

***

В это утро Лидия его не будила - Довакин дал ей день на отдых. И, как оказалось, весьма вовремя, потому что одеяло в том месте, где находились его руки, было прожжено, а потолок украшен двумя огромными следами копоти.
- Где же эти ботинки?! - Довакин суровым взглядом обвел комнату, будто бы надеясь, что от такого тона сапоги сами выползут и начнут просить прощения у своего владельца. Обреченно вздохнув, мужчина первым делом полез под кровать. Вот они, лежат себе преспокойно и даже не думают о своем хозяине. Что с них взять... Однако под сапогами обнаружилось что-то непонятное.
- Что за?..
Вытащив на свет свою находку, Довакин понял, что это было. Разбитая бутылочка скуумы.
- Так вот ты откуда, олень скайримский! - прорычал Драконорожденный.

Сон третий. Удивительный

Вайтран освещало медленно опускающееся за горизонт солнце, одаряя людей своим прощальным теплом и вытягивая тени в гротескных существ. Плетущийся с очередной ходки Довакин громко пыхтел и тащил за собой огромный мешок, который чуть ли не лопался от сгруженного в него добра. Привалив эту громадину к стене Дома теплых ветров, он начал шарить в карманах в поисках ключа, который, к его пущему неудовольствию, никак не хотел отыскиваться. Махнув рукой, Довакин заколотил по двери, сотрясая весь дом.
- ЛИИИДИИЯ! Открывай, Довакин пришел!
Дверь резко распахнулась, в дверях стояла взмокшая и растрепанная Лидия. Довакин сжал кулаки - в голову лезли различные предположения.
- Драконорожденный, вот и ты! А у нас в доме гость… - догадка подтвердилась.
- Я заметил, - ледяным тоном ответил Довакин, окидывая хускарла грозным взглядом, не предвещающим ничего хорошего для нежданного гостя.
- Мой тан, это не то, о чем ты подумал!.. – начала было Лидия, но мужчина уже входил в дом, бесцеремонно отодвинув ее плечом.
- Где ты, подлец?! – Возопил Довакин. – Выходи, подлый трус!
Почти взлетев на второй этаж, мужчина ворвался в комнату Лидии, и тут же его взору предстала спина незнакомца, сидящего на кровати. Схватив за волосы нарушителя, Довакин развернул его голову к себе.
- Вот ты и попался! - выпалил он в показавшееся знакомым лицо сидящего. - Ой... - Это был Тайбер Септим. Рука, до этого сжимавшая шевелюру незнакомца, тотчас разжалась.
- Что ты себе позволяешь, смертный? - как громовой раскат раздался голос бога. - Не ожидал я, что мое имя прославляется подобным образом.
- П-п-простите! - взвизгнул Довакин, маленькими шажками отступая от разгневанного норда.
- Что ж, ничего. Понимаю, как это выглядит со стороны, - Талос довольно хмыкнул, игриво подмигивая Лидии. - Может, поиграем? - улыбнулся он, поднимая маленькую резную фигурку дракона. - Твоя хускарл неплохо играет, хотя со мной ей не сравниться. Ты застал ее такой после очередного проигрыша. - От самодовольства Талос сиял как новенький септим.
- Играть? - тупо переспросил Довакин, ошарашенно моргая.
- Да, играть! - раздраженно ответил Талос. - Развивает ум, знаешь ли. Тебе бы не помешало.
Довакин, вжав голову в плечи, боязливо кивнул. Улыбка озарила лицо бога.
- Пойдем, мой маленький, - обратился он к маленькой фигурке, зажатой между его пальцами. - Сейчас ты увидишься со своими братьями. - В этот момент грозный бог казался ребенком.
Поманив рукой Довакина, он уселся обратно на кровать.
- Смотри, это - поле битвы, - провел он рукой над деревянной доской с вырезанным на ней ландшафтом, в точности повторяющим Скайрим. - Твои войска - фигурки людей, эльфов и их союзников. Мои - драконы. - Он указал пальцем на горки лежащих на покрывале фигурок. - Твоя задача - отбить у меня господство над Глоткой Мира. Приступим же! - он взмахнул ладонью, и фигурки ожили, занимая свои боевые позиции.
Сражение длилось больше часа. Довакин успел растрепать себе волосы, покраснеть, побледнеть, искусать все ногти на руках и начать подумывать о побеге через окно, как последний дракон Талоса нанес сокрушительное поражение своим противникам - кучке чудом выживших людей.
- Что же, твоя атака была достойной. Но ты проиграл. За этим последует наказание. Такое же, как и у Лидии. - Сделав очередной пасс ладонью, Талос оживил павших драконов и воинов и указал на Довакина. Фигурки стали медленно приближаться. - Сними-ка шлем, сынок, он тебе не понадобится. Лидия, что-то я ужасно проголодался. Не угостишь ли меня сладким рулетом? - взяв девушку под руку, Талос вышел с ней. Их сопровождали тонкие взвизгивания Довакина.

***

- Лидия... - Протяжно звал Довакин. - Лидия, водыыы...
Но никто не отзывался, восходящее солнце слепило глаза, а в бок упиралось что-то маленькое, но до безобразия острое. Довакин с большим трудом перевернулся, и взгляд его упал на маленькую деревянную фигурку дракона.

Сон четвертый. Увеселительный

Вайтран готовился к нападению дракона. И не какого-то там обыкновенного дракона, а самого Алдуина, Пожирателя миров. Вокруг бегали мирные жители, кто-то неистово молился Талосу, женщины рыдали в голос, прижимая перепуганных детей, стража города готовилась к самоубийственной атаке во главе с ярлом и его хускарлом. Лишь Довакин сохранял ледяное спокойствие, твердо стоя на ногах. Недавно вычищенный Лидией рогатый шлем блестел в лучах полуденного солнца, руки лежали на рукояти огромного двуручного топора, ветер развевал его успевшие отрасти волосы.
- Yol-Toor-Shol! - Раздалось где-то в предместьях. За этим последовала новая волна криков.
- Ярл! Ему нужен в первую очередь я! Прикажи открыть ворота, дабы я мог сразиться со змием нечестивым! - Обратился Довакин к Балгруфу. - Седобородые научили меня крику "Драконобой"! Он поможет!
Ярл, по-видимому, находясь в состоянии легкого шока, кивнул.
- Открыть ворота! - Приказала Айрилет стражникам. - Без разговоров!
Довакин чопорно поблагодарил ярла, ободряюще потрепал по голове прижавшегося было к нему мальчонку и, гордо подняв голову, шагнул навстречу своей судьбе.

Прошло полчаса.
Весь город сгрудился у смотровых башен города, наблюдая за развернувшимся сражением.
Крики одобрения раздавались отовсюду. Толпа ликовала.
"Joor-Zah-Frul" - гремело впереди.
- Смотрите, он ударил его топором!
"Yol-Toor-Shol"
- А сейчас он ловко уворачивается от огня!
- Нееет! Довакин, берегись!
Хвост Алдуина описывал в воздухе широкую дугу.
- Он пропустил удар хвостом! Как же ему больно!
- Довакин, я хочу от тебя детей!

Прошел еще час.
Одинокий зевака, самый стойкий из всех в городе, лениво жевал травинку, лишь изредка бросая взгляд на поле, где продолжали соревноваться в силе Алдуин и Довакин. Вдруг что-то привлекло его внимание.
- Люди! Они перестали сражаться! - Все тотчас кинулись занимать лучшие для обзора места, толкаясь и ругаясь.
- Они... разговаривают?

Тем временем на поле перед замком.
- Do-Vah-Kiin, остановись! Мы принадлежим к одному роду Do-Vah. Мне не хотелось бы до скончания мира щеголять с отрубленной лапой или испорченной чешуей. А тебе, я полагаю, целое тело тоже не лишнее. - Покачивая головой, первым заговорил Алдуин.
- И что ты предлагаешь? - Отвечал запыхавшийся Довакин, с раскрасневшимся лицом, на всякий случай поудобней перехватывая топор и подбираясь поближе к сидящему на земле дракону.
- Я предлагаю решить наш спор безопасным для нас обоих путем. Потренируемся в силе голоса. Подойди ближе, смертный, я поведаю тебе свой план.
- Ха! Думаешь, я такой тупой, что полезу прямо тебе в пасть? Нет уж! - Делая в сторону Алдуина неприличные жесты рукой, орал Довакин.
- Вы, смертные, всегда такие подозрительные... - Как бы невзначай рассматривая небо, задумчиво протянул дракон. - Что мне сделать такого, чтобы ты подошел, мать твоя рептилия, и выслушал меня?!
- Эээ... Я не знаю... - Растерял весь свой пыл Довакин.
- Вот и я о том же. Подходи, смертный, ты всегда успеешь умереть и без моей помощи.
Поддавшись внезапному порыву, Довакин опасливо пошел вперед, все еще сжимая в руках топор.

Тем временем в городе.
- Что там? Что там? Как жаль, что нельзя ничего расслышать! - Причитала молодая женщина.
- Да все бы вам, бабам, чужие разговоры подслушивать, тьфу! - Возмущенно тряся бородой и потрясая в воздухе узловатой клюкой, возмущался седой старик.
- Гляньте-ка! Пожиратель-то улетает!
Толпа радостно возопила, кто-то подбрасывал в воздух цветы, кто-то шапки, один раз в небе даже промелькнула чья-то набедренная повязка. Но вдруг свет солнца затмила гигантская крылатая тень.
- Рано радуетесь, наивные смертные! - Прогремел Алдуин, совершая очередной круг над Вайтраном. - Наша битва еще не закончена! - С этими словами он спикировал к отряду стражников, посыпающих броню дракона стрелами, схватил с десяток несчастных и вновь направился к полю боя, где одиноко бродил Довакин, от скуки пинающий камни и репетирующий оскорбительные жесты для деморализации противника.

- Do-Vah-Kiin, я нашел то, что нам пригодится! - Стражники горохом посыпались на землю.
- Обливион тебе в глотку! Неужели ты не мог найти что-то неживое?!
- Мог. Но так гораздо интереснее. - Ухмыльнулся дракон. - Думаю, чужие глаза нам ни к чему. Ven-Mul-Rik, - выдохнул Алдуин, и непроглядный туман покрыл всю долину. - Вот так гораздо лучше. Теперь давай, заморозь их!
- Iiz-Slen-Nus!
- А ты неплох! - Одобрил дракон. - Теперь же поиграем. Я поставлю их клином и тот, кто собьет больше всего стражников Безжалостной силой, выиграет. Идет?
- Идет!
От радости хлестнув по земле хвостом, Алдуин расставил замерзших стражников.
- Мы с Партурнаксом, когда еще маленькими ящерицами были, любили так развлекаться, - прикрыв глаза от удовольствия, поведал Алдуин. - Веселые были времена, эх... Чур, я первый!
Не дожидаясь ответа Довакина, дракон проревел "Fus-Ro-Dah!". Семеро стражников как ветром сдуло.
- Что-то теряю хватку. Старею, что ли?.. - Задумчиво почесывая брюхо когтистой лапой, огорчился Алдуин.
- Ты просто давно не тренировался, - похлопав дракона по хвосту, поддержал его Довакин. - Теперь моя очередь! Расставляй!
Алдуин быстро вернул упавших стражников на место.
- Fus-Ro-Dah! - Ту'ум Довакина оказался сильнее ту'ума Пожирателя миров. Девять фигур отправились в познавательный полет, на прощание сверкнув своими ледяными гранями. Лишь один стражник оказался самым стойким, виновато оставаясь в стороне и навевая тоску своим одиночеством.
- Обливион мне в зад! Это чертовски весело! Давай еще раз!
- Нет, ты победил, - опечалился Алдуин. - Теперь мне нужно уйти...
- Не городи чушь, дракон! Мы, как ты сказал, принадлежим к одному роду Do-Vah. Давай продолжать!
Морда Алдуина тотчас озарилась улыбкой.
- Спасибо, Do-Vah-Kiin. Я так скучал по этой забаве! Уйдешь со мной, чтобы мне не было так тоскливо? Я не буду разрушать этот мир, обещаю. По крайней мере, ДО твоей смерти.

***

Очередное утро нагло ворвалось в комнату Довакина, принявшись терзать его закрытые глаза, принуждая проснуться. Как только к мужчине вернулось осознание себя в этом мире, о себе дала знать дикая боль в горле, заставляя надрывно прокашляться.
- Мой тан? Где ты был всю ночь?

UPD_1
Сон пятый. Stop right there, criminal scum!


Бум!
Бум!
Бум!


Затаив дыхание, Довакин, притаившийся за огромным валуном, крепко прижимал к себе секиру, подругу бесконечных странствий, периодически выглядывая из своего укрытия, чтобы посмотреть на великана, которому именно сейчас вздумалось поиграть с камнем величиной с босмера, из-за чего прославленный истребитель драконов был вынужден изображать ленивую ящерку.
Солнце немилосердно палило, короткое скайримское лето было в самом разгаре, впрочем, как и цветение тех самых цветов, что так любила Лидия. Блаженная улыбка озарила лицо мужчины, стоило ему вспомнить о своем хускарле. Нет, он не был влюблен. По крайней мере, не в этом месяце — нужно строго соблюдать оговоренную с самим собой очередность дел, иначе...
Ба-бах! Что-то достаточно крупное со свистом пролетело над головой, задев валун. За чем последовал нечленораздельный рев — в языке великанов Довакин силен не был, но он мог бы поклясться, что это были самые грязные ругательства на свете! Обливион его дери, если это не так!

Драконорожденный боязливо приоткрыл один глаз, все так же сжимая в руках секиру. Но увиденное заставило его опешить.
- Твоя секира — твоя возлюбленная, Довакин? Поэтому ты прячешься с ней в таких диких и укромных местах?
- Опять ты?! - теряя самообладание, прорычал мужчина. - Проваливай, а не то я тебя...

Скептический взгляд оленя заставил Довакина стушеваться. В самом деле, предложить что-либо убойнее файербола он не мог. Хотя...
- Я хочу предложить тебе сделку, - выпалил олень, заметив на миг мелькнувшую многообещающую улыбку Драконорожденного.
- Сделку? - мгновенно напрягся Довакин. - Я с оленями сделки не заключаю!
- Тебе же нужен цветок?
- Ах, ты! Откуда ты узнал, рогатый у...

Бум! В очередной раз задрожала земля, мелкие камешки на миг поднялись в воздух, Довакин и олень инстинктивно пригнулись.
- Довакин, от тебя требуется не так много! - отчего-то шепотом проговорил олень, брызгая слюной.
- И что же?
- Украсть мамонта, - неопределенно махнул головой в сторону рогатый.
- Ты сду... - от удивления Довакин выпучил глаза и повысил голос. Олень зашикал, и мужчина, прикрыв рот ладонью, уже тише произнес. - Ты сдурел, да?
- Начнем с того, Довакин, что из нас двоих именно ты подпадаешь под определение сумасшедшего.
- Почему это?
- Ты разговариваешь с животным, а не я, - картинно закатив глаза и горестно вздохнув, парировал олень.
Довакин в задумчивости поскреб свой рогатый шлем, коснулся кончика правого рога, поглядел на облака, будто и не слышал ничего. Олень нетерпеливо топнул ногой.
- Довакин! От тебя требуется лишь отвести мамонта этого великана в то место, которое я укажу тебе. Взамен ты получишь тот цветок. Соглашайся.
- А как я проведу зверюгу мимо, а? Его в карман не положишь!
- А я тебе на что? Ты крадешь мамонта, пока я отвлекаю здоровяка. Готов?
- Постой! А в чем твоя выгода?
- Этому великану не стоило так унижать меня... - с видом уязвленной гордости олень глядел на облака. - Готов?
Насупившийся Довакин кивнул, стараясь сохранять суровое выражение лица. Кожаные перчатки слегка скрипнули, когда он крепче сжал рукоять секиры.

Пятнадцатью минутами позже.
Потный, измазанный в грязи Довакин проклинал всех на свете. И оленя, предложившего участвовать в этом балагане, и себя самого, за такую беспросветную тупость, и Лидию... Талос! Лидию проклинать нельзя.

Однако витиеватые ругательства облегчения с собой не приносили — как воняло от спасителя мира мамонтовым навозом, так и воняло («Это чтобы мамонт не перепугался раньше времени!», - проклятая рогатая тварь издевательски хихикала, пока мужчина обмазывал себя грязью вперемешку с упомянутым ранее навозом), а живописно развешанные оленем ветки кустарника («Для маскировки!», - как уверял «подельник») на его шлеме не добавляли радости жизни и единения с природой, ибо оказались лозами ядовитого плюща. Отсутствие одежды, отличной от набедренной повязки, угнетало чистоплотного Довакина. Где теперь его штаны из первоклассной драконьей кожи с костяными вставками, в которых можно было щеголять на зависть другим искателям приключений в окружении щебетавших на все лады девиц? Лежат себе там, одни-одинешеньки...

Впереди возникла еще одна дурно пахнущая куча, явно свежая. Стараясь проползти мимо нее как можно скорее, не замарав ни единого сантиметра собственной кожи, Довакин не сразу заметил, как уткнулся во что-то большое и волосатое. Это что-то утробно зарычало. Шумно сглотнув, мужчина поднял голову и встретился взглядом со зрачками-щелочками. Саблезуб — отличная компания для человека, с ног до головы вымазанном в мамонтовом де...

- Хорошая киса, хорошая, - все так же ползком, смешно отклячив зад, Довакин стал пробираться назад, - ты же меня не тронешь, правда? - решив подстраховаться, Драконорожденный выпалил пришедший на ум Крик, - Кин-Мир-Доверие! - вышло на Всеобщем. - Обливион меня дери! Кин-Мир-Доверие!
Саблезуб медленно приближался, когти на его передних лапах внушали просто животный ужас. Решив, что жизнь Героя ценнее какой-то там мести, Довакин вскочил на ноги и что есть мочи рванул прочь от свирепого хищника, не переставая оглашать окрестности пронзительными воплями ужаса вперемешку с Криками на всеобщем.
- Кин-Мир-Доверииие!

Спустя еще полчаса.
Прихрамывающий на одну ногу Довакин возвращался из леса, пытаясь отплеваться от шерсти. Несносный олень, так и не дождавшийся сигнала для начала отвлекающего маневра и потому отправившийся разыскивать мужчину-в-шлеме, семенил рядом.
- Откуда мне было знать, что там окажется саблезуб? - Довакин одарил его тяжелым взглядом. - А что до того, что он принял тебя за самку, то мне такое и подавно не ведомо. В конце-концов, откуда мне знать, что их привлекает? Да и под действием твоего Крика он стал каким-то чересчур любвеобильным...

Спустя еще пятнадцать минут непрерывной оленьей болтовни.
- … обмазывайся гуще, так будет лучше! Саблезубов там теперь точно нет, можешь мне поверить. Дай я тебе новых ветвей нарву...
Стараясь думать о Лидии и о том, как он преподнесет ей этот цветок, Довакин покорно выполнял все рекомендации оленя.

***


«Да, из грязи в... грязь. Почувствуй себя червем, оцени разнообразие!», - обреченно пронеслось в голове Драконорожденного. В этот раз он уже почти дополз до обросшей рыжим мехом громадине, от которой, к слову, воняло так, что портянки Ралофа после двухнедельной носки казались просто даром богов.

Обвязав камешек лозой плюща, Довакин швырнул его в ту сторону, где, по его расчетам, должен был находиться олень.
- Ай! Что-то попало мне в колено! - весьма громко донеслось из-за холмика; секунду спустя оттуда показался шлем стражника Вайтрана. Довакин прижал палец к губам, призывая к молчанию, но было поздно. - Драконорожденный! Не думал вас увидеть в столь... неожиданном месте. Вам требуется помощь?
- Нет! Уйди!
- Но позвольте узнать, чем вы занимаетесь?
- Мамонта ворую. Не заметно, что ли?
- Не двигаться! Приказ ярла! - мгновенно подобравшись и обнажив меч, гаркнул стражник.
- Тебе шлем жмет, умник? Я тан Вайтрана, забыл?

Наконец, когда все недоразумения удалось уладить, а со стражника была взята клятва о молчании, Довакин вновь обвязал лозу вокруг камешка и кинул его. В этот раз точно к адресату.

- Эй ты, великанья задница! - донеслось откуда-то сбоку. - Попробуй догнать меня!

Нечленораздельный рев и отдающиеся гулкой дрожью шаги ясно давали понять, что олень добился своего. Собрав свою волю в кулак и крепко сжав зубы, Довакин продолжил свой путь к мирно спящему мамонту. Вот он, уже совсем близко. Глаза начали слезиться от нестерпимого, резкого зловония. И на кой черт нужен этот мамонт?!

Вспомнив наставления оленя («Возьми его хвост, отыщи самый длинный и тонкий волосок и выдерни его как можно резче!»), Довакин брезгливо поморщился, стоило хоть раз взглянуть на этот хвост — шерсть свалялась и ссохлась, заляпанная чем-то-то коричневым, так, что было удивительно, как этот мамонт может делать свои нехитрые повседневные дела. Суровая необходимость брать ЭТО в руки приветствовала впечатлительного Довакина где-то у входа на Дрожащие острова. Выпучив глаза от напряжения, стараясь дышать неглубоко, моля Талоса о придании сил, Драконорожденный протянул руку и коснулся хвоста. Нет, это был не хвост. Это было целое хвостище! Омерзительно воняющее, спутанное, огромное хвостище!

С трудом поборов в себе отвращение, Довакин принялся искать тот-самый-длинный-волос, тихонько шипя себе под нос все ругательства, пришедшие на ум. Этот-самый-длинный-волос никак не находился.

- Обливион меня дери! - выдохнул Довакин.

Как оказалось - зря. За выдохом обычно следует вдох. Полной грудью. По-новому оценив богатый букет ароматов, окутавших его, Драконорожденный поспешно зажал нос двумя пальцами, наплевав на то, что пальцы до того находились не в самом приятном месте. Решив покончить с этим поскорее, Довакин свободной рукой схватил как можно больше волос на мамонтовом хвостище и что есть мочи дернул.

В этот момент события приняли совершенно неожиданный поворот. Как оказалось, вырвать сразу целый клок шерсти у мамонта невозможно. Зато этим его запросто можно разбудить - огромная зверюга, издав трубный рев, почти мгновенно поднялась на ноги, пытаясь стряхнуть с хвоста мертвой хваткой вцепившегося Довакина. Мужчина, находившийся в изумительном для себя положении, отчего-то начал думать о вечном: «Интересно, Тайбер Септим хоть раз воровал?». Затем к нему в голову закралась светлая мысль, что кучи проблем можно было избежать, используй он Крик Подчинения. Наверняка такой должен быть. А если нет, то можно придумать!

Эти размышления прервал резкий рывок куда-то в сторону. Довакин чудом не разжал пальцев, верно полагая, что каменистая почва не лучшая альтернатива хвосту мамонта, заляпанного Обливион знает чем. Ветер развевал его набедренную повязку, дикий бег мамонта напоминал укрощение дракона, мужчине казалось, что он сам как герой древних нордских эпосов, лицом к лицу столкнувшийся с опасностью. «Обливион меня дери, я же и так герой!», - запоздало пронеслось в голове, когда Довакин уже начал взбираться по ходящему ходуном крупу животного, чтобы не ударить в грязь лицом перед великими героями, воспетыми в балладах.

Преодолев последние дюймы горопобной мамонтовой задницы, Довакин еще крепче вцепился в рыжую шерсть, пытаясь оглядеться по сторонам и отыскать ориентир, указанный оленем. Однако сделать это было крайне тяжело — мужчина то и дело здоровался носом со спиной зверя. Наконец, слава богам Совнгарда, Драконорожденному все же удалось поднять лицо настолько, чтобы окинуть проносящийся перед его взором пейзаж печальным взглядом — он понятия не имел, где сейчас находится, а скала, указанная оленем в качестве ориентира, нигде не наблюдалась.

Благоразумный внутренний голос, который всегда лучше самого Довакина оценивал ситуацию, ехидно нашептывал о том, что мужчина-в-шлеме окончательно заблудился и что теперь не найти ему своих так горячо любимых штанов из кожи дракона с костяными вставками. Последнее замечание голоса выбило Драконорожденного из колеи — он, обливаясь горючими слезами и тихонько поскуливая, прижался к спине мамонта, совершенно позабыв о цветке для Лидии.

Последнее, что увидел Довакин перед тем, как провалиться в темноту, был Одавинг, хохот которого эхом гулял по долине. «Меня теперь все драконы засмеют!» - последняя мысль самая обнадеживающая.

***


Довакина разбудил первый луч восходящего солнца. В последнее время просыпаться в такое время вошло у него в привычку. Еле разлепив опухшие глаза, мужчина окинул взглядом свою постель. То тут, то там виднелись комья грязи, у подушки лежал огромный ком рыжей шерсти. В комнате же нестерпимо воняло.

Довакин со стоном откинулся на подушку:
- Опять...

запись создана: 20.09.2012 в 12:12

@музыка: Jeremy Soule - Dragonborn Comes

@настроение: Ииииха!

@темы: юмор, фанфики, стёб, The Elder Scrolls V: Skyrim

URL
   

Шепот черного кота

главная